Какой сон будете заказывать?

11 март 2020

«Наркоз применяется во время операций как обезболивающее средство» — на этом для большинства из нас знания об общей анестезии заканчиваются и начинаются страхи, переживания, домыслы... Из практики много анестезиологов уверенно скажут, что пациенты зачастую не так боятся самой операции, как предстоящей анестезии.

Сегодня мы вместе с заведующим отделением анестезиологии и реанимации LISOD Владимиром Жуком попробуем развеять самые распространенные страхи пациентов перед анестезией.

— Владимир Иванович, что такое наркоз и почему большинство людей боятся этого состояния?

— Наркоз — устаревшее название, ведь в переводе с греческого это слово означает «сон», а анестезиолог обеспечивает не только его. Как правило, анестезиологическое сопровождение является многокомпонентным: существуют препараты, которые действительно вызывают сон (так называемые гипнотики), есть лекарства обезболивающие, а есть и те, благодаря которым достигается релаксация. Грамотное сочетание этих основных трех компонентов и обеспечивает эффективное, комфортное  анестезиологическое сопровождение во время различных оперативных вмешательств. Поэтому задача врача-анестезиолога не только достичь трех состояний: сон, обезболивание, релаксация, но и поддержать внутренний гомеостаз человека, то есть обеспечить стабильную деятельность всех жизненно важных систем организма.

Что касается страхов, то люди зачастую боятся анестезии не потому, что она опасна. Чаще всего их пугает собственная «беспомощность». На вопрос: «Почему вы боитесь обезболивания?» — 90% пациентов указывают на невозможность контролировать себя, собственное состояние и полную «зависимость» от другого человека. Именно эта неконтролируемость и является самым большим страхом.

— Как подбирается анестезия для операции? Препараты являются одинаковыми для всех?

— Выбор анестезиологического обеспечения зависит от вида оперативного вмешательства или манипуляций, а также от индивидуальных особенностей пациента (возраст, пол, сопутствующие патологии). В большинстве случаев это комбинированные виды анестезии. Кроме внутривенных анестетиков, применяются газообразные, местная анестезия, проводниковая, или так называемая нейроаксиальная анестезия —для каждого пациента подбирается «своя» анестезия и идеальное сочетание препаратов.

— Часто можно услышать фразу «наркоз отнимает 5 лет жизни у человека», «наркоз действует на сердце», «от наркоза ухудшается память» и другие. Есть ли у анестезии лимит по частоте?

— Это как в анекдоте. Разговаривают  два пациента. Один спрашивает: «Как думаешь, это правда, что общая анестезия отнимает у пациента несколько лет жизни?» На что второй шутит: «Ага, и передает их анестезиологу». Тут  вмешивается врач: «Вы знаете, я уже почти 140 лет работаю анестезиологом, но такую чушь слышу впервые».  А если серьезно, то утверждать, что анестетики и их применение абсолютно безвредны, конечно, нельзя. Большинство препаратов имеют кардиодепрессивный эффект, могут влиять на нарушение когнитивных функций организма (снижение концентрации внимания, ухудшение памяти и т.п.). Но эти проблемы в основном наблюдаются у людей преклонного возраста и не являются критическими. Умелым сочетанием препаратов тот же кардиодепрессивный эффект можно  вообще нивелировать. Именно поэтому проведение качественной анестезии требует специальной подготовки специалистов. Если бы все было просто и безопасно, то вводить анестетики и следить за состоянием пациента могла бы и медсестра. Именно врач-анестезиолог рассчитывает дозы препаратов, их комбинации, обеспечивает технологии защиты сердечной мышцы, коры головного мозга и тому подобное. Поэтому риски осложнений, вызванных общей анестезией, сводятся к минимуму.

— Часто человека сопровождает страх: «Вдруг я проснусь во время операции ?!» Как контролируется процесс засыпания и пробуждения? Действительно пациент может проснуться во время оперативного вмешательства? Что он почувствует в этом случае? Заметит это операционная бригада?

— Случаи клинического явления, которое называется «интранаркозным пробуждением» — когда пациент приходит в себя во время процедуры, которую выполняют под общей анестезией, бывают. Но в LISOD такого никогда не было и быть не может, потому что мы используем или газообразные ингаляционные анестетики, которые постоянно подаются пациенту, или, если это внутривенные препараты, то они вводятся шприцевыми насосами, то есть тоже проводится постоянная инфузия. Хотелось бы отметить, что анестезиолог никогда не теряет бдительность  в любой момент операции, независимо от ее продолжительности. Он хорошо знает, как отслеживать признаки пробуждения во время операции, которые включают движение мышц и изменения жизненных показателей. Поскольку при операциях используются парализующие препараты, врачи также внимательно следят за другим признаками, включая сердечный ритм, кровяное давление, слезотечение или электрическую активность мозга. Поэтому не стоит волноваться по этому поводу.

— Как справляться с болью после операции? Многие считают, что ее лучше перетерпеть, чем «пичкать себя химией»...

— Боль, к сожалению, неотъемлемая часть послеоперационного периода. Связана она с повреждением тканей во время операции. Ее«выразительность» может варьироваться, и это обусловлено методикой оперативного вмешательства. Например, боль после лапароскопических операций менее интенсивная  и быстрее регрессирует, чем после открытых вмешательств. Сегодня есть множество методов и лекарств для послеоперационного обезболивания. Мы используем только современные брендовые препараты, безопиоидные  методики обезболивания, эпидуральную анестезию. Пациент не должен терпеть боль! Адекватное обезболивание — одна из основных задач анестезиологической службы.

— Некоторые люди боятся, что под общей анестезией они будут нести чушь, чем вызовут смех операционной бригады, или еще хуже — могут рассказать о какой-то тайне. Часто ли пациенты  бредят во время операции? И какая этическая сторона этого вопроса?

 Препараты, которые мы применяем, — ультрабыстрого  действия, поэтому пациент очень быстро засыпает. Но если говорить о профессиональной этике, то медперсонал любого медицинского учреждения несет юридическую ответственность за разглашение как врачебной тайны, так и того, что может случайно наговорить пациент под наркозом.

 — Отличается ли оказание анестезиологической помощи в LISOD от других медицинских учреждений?

— Специалисты отделения анестезиологии и интенсивной терапии Больницы израильской онкологии LISOD в своей работе применяют передовые методы: безопиоидную или низкоопиоидную анестезию, анальгезию (послеоперационное обезболивание), внедрение fast track хирургии (подбор методов анестезии, минимально инвазивных способов оперативного лечения, оптимального контроля боли и активного послеоперационного восстановления, в том числе ранние пероральное питание и мобилизация).  Также у нас совсем другие подходы в плане предоперативного питания пациентов: накануне предстоящей операции им разрешено принимать пищу, пить воду за  два часа до проведения манипуляций. Согласитесь, что это дает определенное спокойствие и комфорт человеку, ведь голод психологически изматывает. Также очень быстрая реабилитация после операции: через два часа  после пробуждения пациент может употреблять жидкость, через шесть —  пищу. Отдельное направление работы анестезиологов — лечение боли:  как острой послеоперационной, так и хронической  у онкологических пациентов. Очень важным моментом является и то, что после операции наш анестезиолог «не прощается» с пациентом, он его сопровождает с момента принятия решения об оперативном вмешательстве и до выписки из стационара. Даже находясь дома, наш пациент может в любое время проконсультироваться со своим анестезиологом по вопросам обезболивания, питания. С анестезиологической бригадой LISOD пациент не только засыпает без страха, он находится под ее «опекой» на всех этапах лечения!