График работы LISOD в июне

Уважаемые посетители, обратите внимание на график работы LISOD в июне:
19-21 июня — выходные дни.
26 и 28 июня — рабочие дни в Больнице.

Записывайтесь на консультации и процедуры по тел.: 0-800-500-110

«Я верила, что все делаю правильно!»

24 май 2021

Когда девушке всего 24 года, то даже врачи порой не допускают мысли, что у нее может быть рак груди. А когда опухоль уже диагностировали, то где брать силы для сложного пути к выздоровлению?

Своей историей с нами поделилась пациентка LISOD Лилия Грицай. Сейчас она с надеждой смотрит в будущее, путешествует, работает и даже пишет книгу. Но когда болезнь только обнаружили, было очень нелегко.

— Лилия, расскажите, пожалуйста, как Вы узнали о заболевании?

— Я из тех людей, которые обследуются сразу, как только начинает что-то беспокоить. Поэтому когда я нащупала шарик у себя в груди, сразу пошла на УЗИ. Врач-диагност меня успокоил, что все хорошо, это просто гормональный сбой и за месяц все пройдет. Однако через месяц шишка не исчезла, а увеличилась. После очередного осмотра гинеколог выписал мне гормональные таблетки, которые я принимала около трех месяцев. На тот момент я жила в Польше, закончила обучение в Люблине и переехала в Варшаву. Там я обратилась к другому специалисту. Но врач не воспринял мои жалобы всерьез. Конечно, никто и подумать не мог, что в таком молодом возрасте может быть рак. Я настояла, чтобы мне сделали УЗИ. На этот раз, проводя обследование, специалист сказал: «Не хочу Вас пугать, но здесь что-то страшное». Я не стала больше терять времени и сразу вернулась домой в Украину. Во Львове мне сделали биопсию и подтвердили, что опухоль злокачественная.

Известие вызвало у меня ступор. Казалось, что все это происходит не со мной. Я осознала, что мне нужно остаться в родной стране и лечиться, а поскольку до того 7 лет жила за границей, это тоже был сложный момент. Меня больше всего волновало, что во время лечения я буду беспомощной...

 

— Почему Вы решили лечиться в Украине, а не в Польше?

— Поскольку в Польше мне не смогли сразу установить диагноз, я очень разочаровалась и сказала, что если мне суждено жить, то выживу в Украине. Сначала лечилась во Львове, там прошла химиотерапию. А в Больнице израильской онкологии — операцию, лучевую и таргетную терапию. После операции, когда я уже знала и испытала на себе, каким может быть отношение к пациенту, поняла, что хочу и дальше чувствовать себя комфортно и спокойно. Отмечу, что таргетные препараты мне нужно было бы покупать и во Львове, и в LISOD. При этом разница в цене выходила несущественная, ведь частная клиника была дороже только из-за стоимости дневного стационара. Зато здесь невозможно себе представить такую ситуацию, с которой я столкнулась во Львове: курьера, который должен был доставить мне лекарственный препарат, пришлось ждать целый день. Это нервы, усталость и волнение. А вот в Больнице израильской онкологии все четко, по расписанию и организованно.

 

— А как Вы попали в LISOD?

— Мне посоветовали эту больницу во львовском онкосообществе. Сначала планировала оперироваться во Львове, нашла вроде бы неплохого врача. Во время консультации я спросила у него, что будет дальше с моей грудью (ведь мне 24 года, вся жизнь впереди!), а он сказал: «Ну, а как могут выглядеть молочные железы после лечения рака?» Он прямым текстом сказал, что вырежет все, и, возможно, через 2 года можно будет подумать о реконструкции. Но этим он не занимается. То есть нужно было бы искать еще какого-то специалиста, который может провести необходимое вмешательство.

Я понимала, что не первая прохожу через это. И вспомнила историю одной женщины, которая по своему опыту советовала замечательного специалиста, отметив, что можно просто поехать на консультацию, услышать второе мнение, а дальше принимать решение. И я на следующий день купила билет в Киев. У меня оставалось мало времени, на тот момент я прошла уже 7 из 8 химиотерапий.

В LISOD я встретилась с Андреем Жигулиным — и просто с первых слов поняла, что это мой врач! Мы разговаривали полтора часа! Он показал фотографии своих пациенток. В то же время во Львове на просьбу показать работы мне отказали, указав, что я не на базаре. Как по мне, пациентке очень важно примерно понимать, каким может быть конечный результат. А когда от тебя отмахиваются, то доверия к такому врачу быть просто не может...

Андрей Валентинович не только рассказал всю теорию, он назвал все возможные риски и осложнения, которые могут возникнуть после операции. Показал, как выглядит грудь сразу после операции и через год-два. Напоследок Андрей Жигулин мне сказал: «У Вас есть время, вы можете подумать». А я ответила: «Не хочу думать, я уже приняла решение!» И сразу согласилась. Вот так началось мое приключение в LISOD.

Вообще в больнице много замечательных специалистов, которым я благодарна и которых все время вспоминаю. Например, мне еще очень понравилась реабилитолог Светлана Коваль. Знаете, меня во время лечения все очень жалели. Прежде всего — моя мама, которая видела, как мне тяжело. После операции я не могла ни поднять, ни повернуть руку. А здесь зашла Светлана и сказала: «Делаем так — без вариантов!» Помню, когда мы надевали рукав, я так кричала, мне настолько было больно... Но с того момента я стала постоянно работать, занималась каждый день, Светлана приходила, контролировала, проверяла, помогала — и сейчас мои руки работают одинаково. Я считаю, что это благодаря тому, что меня не жалели, а делали то, что нужно.

Также я искренне благодарна психологу Янине Дзюбе. Она помогла мне восстановить душевное равновесие перед операцией и после нее.

 

— В какой момент Вы поверили в себя и в то, что выздоровление возможно?

— Узнав о диагнозе, я в интернете стала искать истории женщин с примерно таким же случаем. Информации получила не очень много. А позже узнала, что у подруги моей тети, которая живет в США, такой же диагноз. При этом она уже 10 лет в ремиссии. С первого дня, когда я уже настроилась на борьбу, она мне звонила каждый день, рассказывала пошагово, что меня ждет, как проходит та или иная процедура, как я буду себя чувствовать. И это вселяло в меня огромную веру, что я все делаю правильно, что у меня все получится и меня ждет победа! Когда есть план и ты его соблюдаешь, выполняешь пункт за пунктом, то понимаешь, что это ситуация, с которой можно справиться. Все под контролем. Да, было тяжело и в некоторые моменты даже не хотелось жить, но потом, стиснув зубы, я все равно шла дальше.

А в самом начале, когда болезнь подтвердили, у меня было страшное отчаяние и депрессия. Две недели я ничего не делала, только лежала и думала, что умру. Тогда лучшим мотиватором стала моя подруга. Она меня очень просила, чтобы я не сдавалась, и сказала такую фразу: «Ну, хорошо, ты умрешь, тебе будет все равно. Но я останусь, и мне будет больно!» Я задумалась над этими словами и решила попробовать побороться.

И сейчас делюсь своей историей, потому что хочу, чтобы другие женщины, у которых диагностировали болезнь, не теряли веру. Чтобы они понимали, что операция — это не только «удалить все». Что задавать вопросы врачу можно и нужно, чтобы выбрать именно того специалиста, которому доверяешь на все 100%!

 

— Что помогало Вам восстановить силы во время лечения?

— С самого начала мне очень помогло общение с такими же девушками и женщинами, как я, то есть с теми, у кого диагностировали рак. Мы общались, мне помогали советами. А дальше я поняла, что во время лечения жизнь продолжается! И при любой возможности, в перерывах между химиотерапиями или при введении таргетных препаратов участвовала в различных активностях. К примеру, снималась в фотосессиях, стала моделью в рекламе париков, брендовых платков и одежды. У меня постоянно брали интервью. А еще — пригласили на съемки на Мальту. И я согласилась!

Кроме того, во время лечения я начала писать. Активно веду свой блог в Facebook (@liliia.hrytsai). Сейчас заканчиваю книгу.

И всегда не только искала утешение для себя, но и поддерживала других — и тех, у кого болезнь, и здоровых.

 

— Что бы Вы посоветовали тем, кто только начинает двигаться по этому пути?

— Во-первых, ищите людей с таким же диагнозом, которые уже в ремиссии, выздоровели. Их истории и опыт очень помогают, вселяют надежду.

Во-вторых, берите от жизни максимум! Пробуйте разные вещи, даже те, на которые раньше не хватало смелости. Например, для меня таким шагом стала поездка на лошадях. Я попыталась нарисовать свою первую в жизни картину, хотя до этого никогда не держала кисти в руках. И в свои 25 лет вклеила в паспорт фото с лысой головой. (Этого делать не обязательно, это было только мое желание, но лысой я была красивее, чем в парике.)

А в-третьих, выбирайте тех врачей, кому доверяете. Жизнь прекрасна, за нее стоит побороться!