«Главное найти своего врача». История Марины Гаркуновой

«Главное найти своего врача». История Марины Гаркуновой

Рак. Три буквы, которые навсегда меняют жизни людей — и пациента, и его родных. Ведь в миг, когда звучит диагноз, привычная картина мира разлетается на осколки. Переписываются планы, смещаются приоритеты, становятся совсем другими цели и мечты.

В самом начале это всегда история о страхе и растерянности. Затем — о поиске и выборе. И уже позже — о силе, радости и уверенности, что впереди — только лучшее.

Как найти в себе силы, чтобы начать лечение? Где искать информацию? К кому обращаться за поддержкой? Своими ответами на эти вопросы с нами поделилась Марина, пациентка, которой пришлось принять серьезный вызов под названием «рак».

Марина, расскажите, пожалуйста, как Вы узнали о своем диагнозе?

— В начале этого года у меня периодически стали появляться странные выделения и непонятные кровотечения. Особого дискомфорта это не доставляло. Сначала я подумала, что просто сбился цикл. И хотя подозрения, что это, возможно, рак позже появились, поход к гинекологу я откладывала где-то полгода, потому что боялась услышать правду. В итоге к специалисту меня буквально за руку повел муж, и на осмотре по реакции врача я сразу поняла, что это что-то нехорошее. Мне сразу сделали биопсию — и на следующий день я узнала, что у меня рак шейки матки.

Были ли сомнения у врача?

— Сомнения были не у врача, а у меня. Потому что я чувствовала себя абсолютно здоровым человеком, никаких признаков серьезного заболевания не было. Ничего не болело, вес не теряла. Я веду здоровый образ жизни и вообще не могла подумать, что меня может коснуться такая болезнь. Решила перепроверить биопсию в еще одной лаборатории, надеясь, что это какая-то ошибка. Другими словами, пыталась ухватиться за ниточку. Но диагноз подтвердился. Да и осмотры при помощи кольпоскопа у нескольких гинекологов подтверждали диагноз. Поэтому сомнений не осталось. У меня рак!

Что вы почувствовали в тот момент?

— Просто не хотелось жить дальше. Казалось, что это конец. Срабатывал стереотип: рак — значит, я умру. Сложнее всего в первые пару недель, когда непонятно, что вообще делать в этой ситуации. Лечение очень дорогое, операция, химиотерапия и лучевая вызывают только безумный страх.

Была ужасная паника и у меня, и у всех близких. Все были на нервах, наверное, и от незнания тоже. Поскольку я обратилась к обычному гинекологу, то не могла задать ей вопросы о том, насколько сложен именно мой случай и как лечится. Начала искать ответы в интернете, нашла группы онкопациентов, и там стала понемногу изучать информацию, которая меня интересовала. Больше всего ее получила от девушек с подобным диагнозом, которые уже прошли лечение. Также вселяли надежду их истории преодоления этого недуга.

Сначала я обратилась в клинику в родном городе, но после визита туда мое психологическое состояние только ухудшилось. После осмотра гинеколога я решила задать ему вопрос, что будет, если отказаться от лечения? И он меня ошарашил ответом: «Максимум год проживете». Оттуда я вышла в слезах... И если бы не муж рядом, я не знаю, как могла бы отреагировать. Очень благодарна ему за поддержку, за то, что почти постоянно был со мной.

Правда, в таких ситуациях поддержка нужна не только пациентам, но и их близким. И хоть мой муж при мне не подавал виду и стойко сопровождал меня везде, я понимала, что ему очень тяжело.

Ещё находясь в шоковом состоянии от диагноза, я начала проходить обязательные диагностические обследования. Но самым сложным было принять решение, где лечиться. После изучения множества информации о диагнозе я поняла, что в моей ситуации первым шагом должна быть операция. Мне, как и любой другой женщине, было сложно смириться с тем, что нужно удалить матку. Особенно потому, что у меня нет детей. Но в итоге я поняла, что эту операцию мне просто необходимо сделать, чтобы победить рак. Начала искать хирурга.

Здесь поделюсь, что ровно год назад умер мой папа — у него был рак кишечника. Его прооперировали, но он так и не смог восстановиться после операции. И сейчас у меня все время было ощущение дежавю, но только в роли пациента теперь уже я. Из-за этого я не могла обратиться в клинику, где он проходил лечение. От одной мысли, что все повторится, была паника.

Как Вы попали в LISOD?

— В группе онкопациентов мне посоветовали обратиться к Алле Винницкой как к одному из лучших специалистов-онкогинекологов. Я хотела услышать ее мнение. Приехала на прием в LISOD. После осмотра и изучения моих документов врач поставила точный диагноз и сказала, что в качестве первого этапа лечения мне рекомендована лапароскопическая радикальная гистерэктомия с сохранением и транспозицией яичников. И в тот же день мне администратор посоветовала получить консультацию у хирурга-онколога по поводу лапароскопической операции. И вот знаете, говорят — ищите своего врача. Именно в момент консультации я почувствовала, что это тот специалист, которому можно довериться. Хотя когда шла на прием, о Сергее Байдо я ничего не знала. И уже потом прочитала, какой это профессионал, какой у него огромный опыт и что хирургов подобного уровня в Украине практически нет. Вопрос был только в финансах, деньги пришлось просить, собирать, занимать. Но мы решили, что здоровье важнее, и не стали рисковать, обращаясь к менее опытным специалистам.

Я очень боюсь боли. Я всегда была здоровым человеком, у меня нет хронических болезней. Никогда не сталкивалась с больницами, и для меня сама мысль об операции уже была шоком. Пришлось очень многое внутри себя перебороть, до последнего момента думала, что могу струсить и сбежать. На операционный стол ложилась со слезами. Мгновенно отключилась, а очнулась уже в палате интенсивной терапии, при этом у меня ничего не болело. И это вызвало удивление. Сознание было ясным, как будто я просто проснулась после сна. Посмотрела на живот, выглядело все не так ужасно, как я представляла, только в нескольких местах приклеен пластырь. Пошевелила руками и ногами. Я живая!

Как Вы настроились на необходимость лечения?

— Моя опухоль была выявлена на ранней стадии — она была видна при осмотре гинеколога, биопсия диагноз подтвердила. Но когда я проходила обследования, то ни КТ, ни МРТ с контрастом не показали каких-либо отклонений. Эти обследования в такой ситуации просто «не видят» то, что видит гинеколог и показывает биопсия. Другие анализы и исследования тоже показывали норму и состояние здорового человека. Из-за этого мой мозг отказывался верить в происходящее. Сложно было воспринимать, что у меня рак, поскольку я его не чувствовала и мой организм тоже, и что нужно лечиться не потому, что что-то беспокоит, а потому, что врачи говорят, что болезнь есть.

И когда я осознала и приняла, что это все НАДО, то дальше все пошло уже на автомате. Правда, когда встречаешь информацию, что кто-то ел ядовитые грибы, продукты пчеловодства или пил перекись и исцелился, когда говорят — молись и выздоровеешь, это все добавляет сомнений и кажется, что есть надежда вылечиться более простыми способами, чем операция. И только разумом понимаешь, что нужно доверять не целителям и статьям в интернете, а врачам и научно доказанным методам. И я рада, что обратилась в одну из лучших в Украине клиник и оперировалась у одного из лучших хирургов в области лапароскопии.

Но моя история все еще пишется, сейчас все зависит от результатов послеоперационной гистологии. Очень хочется, чтобы она была чистой, чтобы не были задеты лимфоузлы. Еще на консультации мне рассказали, что определить, есть ли в лимфоузлах злокачественные клетки, можно только по результатам гистологии. Материал отправлен в лабораторию во Франкфурте (Германия). Как мне объяснили врачи, результат из Германии будет более верным, потому что там исследования проводятся на более высоком уровне и имеют большую точность. Поэтому хоть операция и позади, я пока не могу выдохнуть и успокоиться.

Хотела бы немного рассказать о послеоперационном периоде. В клинике я действительно чувствовала себя спокойно и комфортно, зная, что за моим восстановлением следят профессионалы.

После операции ко мне приходил реабилитолог и показал упражнения, которые помогут быстрее восстановиться. Также были консультации с психиатром и психологом. Каждый день на обходе врачей я могла задать интересующие меня вопросы.

Отдельно хочу поблагодарить медсестер и медбратьев. Их редко вспоминают, они не становятся героями интервью и эфиров. Но их забота и профессионализм очень важны на всех этапах лечения. Это те люди, которые приходили по любому моему зову, которые несколько раз в день делали мне необходимые инъекции, перевязки и процедуры, которые поддерживали морально и с которыми я как пациент больше всего общалась. Спасибо вам!

Что бы Вы хотели посоветовать другим женщинам?

— Сейчас я жалею, что не ходила чаще к гинекологу. Но с этим уже ничего не сделаешь, только выводы. Поэтому я хочу напомнить всем женщинам, чтобы раз в год обследовались. Нужно обязательно найти своего врача, которому вы будете доверять и к которому будет не страшно ходить. У меня никогда не было особых проблем в сфере гинекологии, поэтому я особо никого не искала. Два года назад мне делали кольпоскопию, обнаружили дисплазию и направили на биопсию. Но я просто побоялась, потому что врачи мне показались грубыми. Я закончила свое обследование тем, что сделала УЗИ, которое показало, что все в норме, и успокоилась. И наверное тогда я упустила момент, когда болезнь можно было обнаружить на нулевой стадии и сохранить орган. Но обнаружить можно было как раз именно с помощью биопсии.

И хоть я иногда проходила осмотры у гинеколога, я не помню, чтобы мне когда-либо делали мазок на ВПЧ (вирус папилломы человека) и акцентировали внимание, что это дополнительный риск для развития рака шейки матки. Возможно, его результаты заставили бы меня более ответственно отнестись к ситуации. А так я думала, что у меня все хорошо и что моему здоровому организму рак не страшен. Поэтому подчеркну — если рекомендуется ходить к гинекологу раз в год, то нужно ходить и делать все необходимые обследования. Это позволит вовремя обнаружить болезнь и устранить ее, сохранив все органы.

Также изучая тему рака шейки матки, я узнала, что его можно предупредить благодаря вакцинации. Но прививку желательно сделать до начала половой жизни. Ее можно делать и девочкам, и мальчикам, чтобы защитить их от инфицирования ВПЧ. В странах, где такие прививки сделали обязательными, практически к нулю свели смертность от рака шейки матки. Я считаю, что в Украине мало кто об этом знает, и очень плохо, что у нас не популяризируется эта тема.

Еще одна проблема в нашей стране — это профессионализм врачей. Я перечитала множество историй девушек и женщин, у которых диагностировали гинекологический рак. И не одна, и не две, а очень многие постоянно ходили к врачам, проверялись, выполняли рекомендации. Им говорили, что у них воспаление или другие патологии и лечили их, а по факту оказывалось, что это рак шейки матки или яичников. Но время было упущено.

Поэтому если есть хоть какая-то проблема в этом плане, нужно перестраховаться и послушать мнение нескольких специалистов. А также обязательно проходить все необходимые для вашего возраста скрининговые обследования, даже если вас ничего не беспокоит, даже если у вас нет отклонений в анализах крови и мочи. Например, у меня они были идеальные. Если бы я не пошла к гинекологу, до сих пор была бы в неведении, что у меня рак шейки матки.

Обследуйтесь. Контролируйте. Перепроверяйте. От этого зависит ваша жизнь.

И желаю всем здоровья! Это самое важное!



Версия для печати