Профессор Авраам Кутен: «Облучение — это операция без скальпеля»

13 август 2018

Наступает время, когда рак перестает быть страшным диагнозом. Меняются и совершенствуются методы диагностики и лечения, меняется само восприятие болезни людьми. Да, злокачественная опухоль — это все еще тяжелая, но часто — излечимая болезнь. И даже если рак нельзя вылечить полностью, то многие годы его проявления можно успешно контролировать.

 

Один из методов, помогающий полностью излечить болезнь или же замедлить ее развитие, — это лучевая терапия. По международным протоколам она должна назначаться в более чем 60% случаев, но все зависит от типа опухоли и ее расположения. Многие пациенты относятся к облучению с опаской, ошибочно полагая, что эта процедура вредит здоровью. Спешим успокоить: при грамотном подходе с помощью лучевой терапии можно достичь значительных успехов в процессе лечения.

Почему в Украине не все пациенты получают необходимое им лечение? От чего зависит эффективность лучевой терапии? С этими вопросами мы обратились к известному ученому, входящему в число лучших онкологов Израиля, руководителю совета консультантов Больницы израильской онкологии LISOD профессору Аврааму Кутену.

— В каких ситуациях не обойтись без назначения лучевой терапии?

— По базовым знаниям, наилучшее лечение рака — операция, то есть все вырезать, если опухоль размещена локально. Второй вариант — облучение локальной опухоли. Это операция без скальпеля, мы облучаем и убиваем опухоль. Третье — лечение медикаментами — химиотерапия, гормоны, таргетная терапия, иммунотерапия. Они действуют и на локальное заболевание, и, самое главное, — на метастазы.

Для некоторых локально размещенных опухолей самым лучшим лечением является облучение, потому что пациенты избавляются от определенных побочных эффектов операции. Например, при раке голосовых связок можно вырезать все хирургически или получить подобные результаты, если провести хорошее облучение. При этом излечится опухоль и останутся голосовые связки. То же самое при раке простаты — можно сделать кардинальную простатэктомию или современное облучение без удаления простаты.

При раке груди мы можем сделать мастэктомию (полностью удалить молочную железу) или вырезать только опухоль, сохранив грудь, и дать облучение вместо мастэктомии.

При ректальном раке, если сделать только операцию, то есть вероятность до 50%, что болезнь вернется. А если сделать операцию и облучение, то риск рецидива очень маленький.

И есть много подобных примеров.

Также облучение очень хорошо применяется для паллиативных пациентов, чтобы облегчить жизнь. Если есть метастазы в костях и они вызывают боли, то для их уменьшения применяют облучение.

— Почему лучевая терапия так эффективна?

Потому что это фотоны высокой энергии, атакующие ДНК клеток опухоли, которые более чувствительны к облучению, чем нормальные клетки. Применение современных линейных ускорителей позволяет не только уничтожить опухоль, но и сохранить здоровые ткани. Этого нельзя сделать на старых кобальтовых аппаратах, которые до сих пор используются в Украине, потому что там идет большое рассеивание, здоровые органы получают большую дозу и начинают страдать от этого. Открывая Больницу LISOD в 2007 году, мы отказались от кобальтовых аппаратов и установили линейные ускорители Varian последнего поколения, чтобы каждый пациент смог получить качественное и современное лечение.

Благодаря большому количеству биологических данных исследований, сейчас появилось больше понимания, как с помощью лучевой терапии лечить разные опухоли — сколько должно быть фракций, какая их доза и т. д. И в комбинации с лекарственными препаратами — химиотерапий, иммунотерапией, таргетной терапией — все это дает очень особенный подход к лечению.

— Все ли пациенты с онкологическими заболеваниями нуждаются в назначении лучевой терапии?

— В развитых странах, например, в Израиле, США, Германии и т. д., лучевую терапию назначают 60% пациентов с онкологическими заболеваниями.

В странах с низким уровнем экономического развития лучевую терапию получат не 60%, а меньше. Потому что нет нового оборудования, а для этого нужны большие инвестиции.

Смотрите, в Израиле на каждый миллион жителей приходится примерно пять линейных ускорителей. И на каждом ускорителе ежегодно проходят лечение около 400 человек — из тех, кому только поставлен диагноз. В Германии, Нидерландах, Швейцарии линейных ускорителей еще больше — таковы потребности.

В Украине ежегодно диагностируется 130-140 тыс. новых случаев заболевания раком, при этом по международным протоколам 75-80 тыс. человек будут нуждаться в лучевой терапии. А сколько из них реально могут получить лечение на линейном ускорителе?

— Пациенты часто боятся лучевой терапии из-за радиации. Соответствуют ли эти страхи действительности?

— Существует множество мифов, связанных с лучевой терапией. Конечно, она может иметь побочные эффекты, но современный подход минимизирует их. Если риск возникновения побочных эффектов слишком высокий, то лечение не проводится.

Хуже всего, когда применяется не лучшее оборудование и не очень грамотные врачи. Например, если меня посадить пилотом в самый современный самолет, где 200 человек на борту, то через 10 минут они все будут мертвы. То же самое будет, если дать линейный ускоритель в неумелые руки — он убьет практически всех пациентов.

Конечно, эффективное лечение сегодня невозможно без современных линейных ускорителей. Но не менее важен профессиональный подход целой команды — лучевых терапевтов, медицинских физиков, медсестер. Именно такой подход внедрен в Больнице израильской онкологии LISOD. Наша команда состоит из высококлассных специалистов, прошедших практику в лучших клиниках Израиля. Благодаря современным методикам 3D-конформной лучевой терапии, знаниям и опыту врачей, риск возникновения побочных реакций — минимален, а шансы достичь успеха в лечении — достаточно большие, особенно на ранних стадиях болезни.